Автор Тема: ПУТИ ПЕРЕХОДА С КОЧЕВОГО НА ОСЕДЛЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОБРАТНО НА ЯМАЛЕ(2)  (Прочитано 2211 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Profi72

  • ПОРТАЛ СТРОИТЕЛЕЙ - www.profitmn72.ru
  • Управляющий
  • Главный инженер
  • ********
  • Сообщений: 55569
  • Профессионализм: 55555
  • Пол: Мужской
  • www.profitmn72.ru
    • Просмотр профиля
    • ПОРТАЛ СТРОИТЕЛЕЙ "Профессионалы Тюменского региона"
    • E-mail
Таблица 2
Валовой доход промыслового населения Ямальского района
в 1934 г. в хозяйствах с разной оленеобеспеченностью
(в среднем на 1 хозяйство, руб.)*
Размер стада, число голов От рыболовства От охоты
До 100 оленей 1891 591
От 101 до 200 1294 978
От 201 до 300 692 1233
От 301 до 500 748 1390
Свыше 500 оленей 489 775
 * Источник: ГАЯНАО, ф. 12, оп. 1, д. 188а, л. 107.
Участники землеустроительной экспедиции на основании сведений о полученных населе-
нием в 1934 г. доходах установили следующую зависимость величины валового дохода от раз-
мера стада, показав экономическую пользу для семьи от владения оленями (табл. 2). А именно:
«с увеличением количества оленей, прежде всего, насыщается потребность хозяйства в транс-
порте, и туземец получает возможность увеличить размер опромышляемой площади охотничь-
их угодий и повысить доход от охотничьего промысла. Помимо этого, параллельно возрастанию
стада идет и увеличение выхода оленеводческой продукции, и оленевод становится уже более
заинтересованным в вылове рыбы не только для своей семьи, но и для продажи. Кстати, и его
личная потребность в рыбе становится меньше, так как в хозяйстве есть достаточное количест-
во мяса. Наконец, в тех случаях, когда стадо становится настолько велико, что можно весь год
питаться мясом и еще иметь излишки продукции оленеводства, за счет продажи которых оле-Пути перехода с кочевого на оседлый образ жизни и обратно на Ямале…
 
невод может покупать все необходимые ему продукты питания и товары, тогда отпадает уже
заинтересованность и в добыче охотничьей продукции, и такие крупные оленеводы живут в ос-
новном на доходы оленеводческого хозяйства» [ГАЯНАО, ф. 12, оп. 1, д. 188а, л. 107].
Появление сети населенных пунктов, распространение образования и новых форм хозяй-
ственной деятельности (колхозы и совхозы) среди ненцев стали существенной альтернативой
кочевому образу жизни, которой воспользовался целый ряд хозяйств. Вот несколько типичных
ситуаций. Вануйто Молко, вступив в колхоз в 1932 г., «с тех пор не каслает, живет на одном
месте в Ярсалях, отлучаясь на рыбный промысел, но на зиму вновь возвращается, живет в кол-
хозном доме, хотя чум есть, но он его не ставит. Доктор не разрешает жить в чуме, так как Ва-
нуйто и его семья болели» [ГАРФ, ф. А-374, оп. 26, д. 35, л. 81 об.]. Лапсуй Тэмпо вступил в
ППО «Харп», его хозяйство, «как и другие хозяйства, входимые в Харп… имеет постоянное ме-
стожительство в Яр-Сале. Большая часть Харпа живет в чумах, некоторые в колхозном доме.
Обычно в чуме живет по несколько семей. Свои чумы имеют немногие, другие или их не имеют,
или имеют это явно плохие, но чумов не ставят. Летом Лапсуй Тэмко и Лапсу Лаэ работают на
рыбопромыслах, зимой иногда в оленеводстве. Но их постоянное место жительства, куда они
всегда возвращаются это Ярсале. Хозяйство... перешло на оседлость, но своих постоянных
построек не имеет, поставлен вопрос о постройке поселка для колхоза и колхозников» [Там же,
д. 36, л. 31 об.]. Худи Николай Андреевич «с кочевого образа жизни в 1933 г. перешел к осед-
лому, потому что его завербовали учиться в педтехникум, а стадо… отдал его дяде. Сейчас
постоянных построек тоже не имеет, живет в чуме» [Там же, д. 37, л. 111 об.]. Пандо Петр, по-
терявший оленей от копытки и построивший для себя избушку рядом с Аксаркой, каждый год на
зиму устраивается работать сторожем в Вануйто [Там же, л. 71 об.]. Мы можем только предпо-
ложить, что в каждом из этих случаев глава хозяйства рассматривал свое вынужденное ста-
ционарное проживание как временное (болезнь, получение образования, бедность).
В рамках южно-тундрового хозяйственного комплекса практиковалось разделение труда
внутри одной семьи, когда часть ее членов жила оседло и занималась рыболовством, а другая
кочевала с оленями, не доверяя наемным пастухам, при этом извлекая экономическую выгоду
из обоих видов деятельности. Такие хозяйства были наиболее устойчивыми, так как при небла-
гоприятных обстоятельствах одна отрасль компенсировала другую.
В целом мы можем говорить о том, что стремление к получению экономической выгоды
было определяющим фактором в выборе образа жизни для ненцев. В конце 20-х — первой по-
ловине 30-х гг. XX в. наличие оленей в хозяйстве не только удовлетворяло потребности семьи в
пище, одежде, жилище, но и позволяло получать хорошую прибыль от охотничьего промысла и
извоза, значительно повышавших доход оленеводческой семьи по сравнению с рыбацкой. По-
этому несмотря на сокращение поголовья оленей и высокий процент малооленных хозяйств,
отмечаемые в Ямальском районе в рассматриваемый период, расширение сферы применения
оленей и интенсивное их использование в других отраслях, имевших товарный характер, само
по себе обеспечивало семье безбедное существование. Созданные благоприятные условия
для наращивания стада (предоставление кредитов и денежные заработки) только стимулиро-
вали переход полуоседлых и оседлых хозяйств к кочевому образу жизни в соответствии с тра-
диционной культурной установкой, чутко реагировавших на социально-экономические измене-
ния, что свидетельствует о предприимчивости ненцев.